fondpr (fondpr) wrote,
fondpr
fondpr

Анечка Минеева. Ситуация очень сложная . Просим ваших молитв. Новости от мамы.

Здравствуйте. Извините меня, что долго ничего не писала, хочется написать что-нибудь хорошее, но это наверно как всегда не про нас...
После того, как Анечка задышала (Слава Богу!!!) сама после повторной попытки замечательного доктора и медсестер в реанимации, через пару дней заметили, что верхних шов воспалился, и лейкоциты с бешеной скоростью начали повышаться, при том, что были внутривенно антибиотики. Когда покраснение шва становилось все сильнее и лейкоциты повысились в два раза, было решено вскрывать заново верхний шов в операционной. Так как наркоз было давать нельзя Анютке из-за ее состояния легких, было решено дать сильное обезболивание и немного снотворного. Спасибо докторам, что они действовали быстро, сняли швы и вскрыли половину верхнего шва за полчаса и в этом случае не понадобился обычный наркоз, после которого неизвестно как бы мы выходили.
Они оказались правы, внутри началось воспаление, были сильные выделения из раны, сегодня уже минимальные. После вскрытия повысилась температура, до этого не было, так как была скрытая инфекция. Сейчас я, конечно, понимаю, что хорошо, что доктора это вскрыли, так как из-за этой инфекции могло произойти инфицирование кости и что еще не менее опасно инфицирование вставленных креплений. Сразу как поменяли антибиотики, температура начала падать.
Вводили два сильных антибиотика, от одного происходит сжигание вен (которых у нас и до этого не было), я думаю, что в данном случае уже можно не говорить о синих ручках и ножках. Чтобы брать кровь вызывали либо медсестру из лаборатории или вообще врачей из реанимации, так как обычные детские врачи и медсестры взять не могут, просто не находят уже вен.
Билеты были на 15, естественно пришлось поменять, заплатили за это штраф приличный, поменяли на 20 число.
О состоянии сейчас. Рана еще открыта, но меня научили, как ее обрабатывать и что для этого применять, заменили внутривенные антибиотики на антибиотики для гастростомы, которые нужно применять три месяца без перерыва... правда, с "бешеными" побочными действиями, от одного во взрослом возрасте на зубках могут появиться ярко белые пятна, а при применении другого Ане нельзя находиться под прямыми лучами солнца. Спросите, почему так долго антибиотики? Ответ простой, боятся заражения кости и конструкции. По - хорошему, если бы мы были миллионерами, нас, конечно, оставили тут как минимум до сентября. Мы знаем, конечно, что мы невезучие (но сильные! особенно Анечка!), но наша невезучесть была доказана еще раз всеми этими тяжелыми последствиями после операции и тем, что после операции через несколько дней нашего лечащего доктора Арзи забрали на войну на юг страны. Вел нас все это время доктор, который был ассистентом на главной операции, доктор Барзилай.
Еще у нас плохая новость такая, что мы теперь кислородозависимые из-за быстрого прогрессирования болезни. Наша сатурация 83-85% (у нормального ребенка не ниже 96 должна быть), с таким показателем без кислорода нельзя. Сегодня муж ездил в Ростов и купил к нашему приезду кислородный концентратор, это такой  аппарат, который из обычного воздуха делает кислород и подает его в маску. Также купил небольшой баллон, чтобы встретить в аэропорту. Сегодня списалась с аэропортом в Ростове, нас встретят с кислородом, в самолете он тоже есть. Проблема, правда, еще одна есть, Аня после операций еще совсем слабенькая, сидит всего несколько минут, еще не ходит. Как мы полетим - ума не приложу, на руках она не высидит, да и лечь на двух сиденьях у нее нормально не получится.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments