fondpr (fondpr) wrote,
fondpr
fondpr

Пятничное.

Януш Корчак и его "Дом сирот".
И 10 заповедей от человека, который шагнул в газовую камеру вместе с детьми, отказавшись спасти свою жизнь

Януш Корчак — выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель. Многие знают его "Короля Матиуша". Многие знают его известные "10 заповедей" родителям. Но немногие знают, что Януш Корчак в период войны трижды отказывался спасти свою жизнь. Он не мог оставить детей-сирот, о которых заботился всем своим великим сердцем и душой до самого последнего вздоха.

В первый раз это произошло, когда Януш принял решение не эмигрировать в Палестину перед оккупацией Польши, чтобы не оставлять «Дом сирот» на произвол судьбы накануне страшных событий.
"Дом сирот" был делом всей жизни великого писателя и педагога.
Он не разработал какую-то необыкновенную методику или систему воспитания, он не открыл никаких неизвестных доселе истин. Все, что он делал, сводилось к одной простой вещи – он по-настоящему любил детей. И без умничания и многословия доказывал это своей жизнью, а потом и своей смертью. Его не зря звали "старый Доктор" - доктор детских душ...
[Читать дальше]
Несмотря на то, что у него никогда не было ни собственной семьи, ни своих детей, Януш Корчак одним из первых заговорил о правах детей. Причем, задолго до того, как Организация Объединенных Наций приняла Декларацию (Конвенцию) о правах ребенка. Почему его звали Доктор? Потому что Януш Корчак начинал свою деятельность, как врач. Работая в детских больницах, он проникся любовью и уважением к детской душе, обратив внимание на то, «с каким достоинством, по-взрослому и мудро умеет умирать ребенок…». После этого он посещал детские приюты по всей Европе и сделал целью всей своей жизни обеспечить обездоленным и осиротевшим детям достойную жизнь. Корчак одним из первых попытался встать на место детей, не просто обиженных судьбой, но и находящихся в униженной зависимости от взрослых. Он не просто заявил, а многократно подтвердил на деле, что воспринимает больных детей, как равных себе, и готов разделить все их страдания.
Януш Корчак осуществил свою цель, создав в Варшаве, в 1911 году своеобразную детскую республику – Дом сирот, которым руководил до конца жизни. Его ученики всегда с искренней добротой и благодарностью вспоминали своего учителя и его "школу", в которой существовал даже "детский суд". И Януш Корчак не боялся отдаваться сам на "суд" своим детям, признавая свои ошибки.
Он стремился развивать в детях навыки самостоятельности и саморазвития. В его "Доме" была развита система стимулов самовоспитания: существовали «списки раннего вставания», «списки благодарностей», «списки драк», «списки извинений». Были почтовые ящики для общения с воспитателями и товарищами и шкаф находок. Все эти мудрые педагогические приемы и сейчас рекомендуют применять современные психологи.
Очень интересна была практика «плебисцитов антипатии и доброты» — тайное голосование, на котором дети оценивали отношение друг к другу, выявляя таким образом симпатии и антипатии в группе. Особую роль играли в Доме Сирот, придуманные и учрежденные Корчаком разного рода показательные награды и поощрения для детей. И, конечно же, праздники. Часто спонтанные, необычные, импровизированные. «Праздник Первого Снега» или «Праздник Самого Длинного Дня», когда детям можно было не спать всю ночь.
С каким упоением обрушивал Корчак на измотанных городом детей звонкое буйство леса, радужные перекаты рек, пьянящие запахи переливчатого разнотравья полей. Дни, проводимые на воле, в деревне, становились для подопечных Корчака, конкретным, осязаемым счастьем. Восхищенные и потрясенные малыши, покидая любимые места, строили гнезда для аистов и оставляли записки: «Пусть птицы поселятся в них, когда прилетят в будущем году. Пусть они будут счастливы в Михалувке, как были счастливы мы».
Это счастье разрушила страшная, кровавая война....
Во второй раз Януш Корчак вновь выбрал детей, о которых он заботился, а не спасение своей жизни — когда отказался бежать из варшавского гетто.
Множество людей тщетно пытались уговорить Корчака покинуть гетто. Чтобы хоть как-то облегчить ему жизнь, друзья сняли для него комнату на Белянах, в нескольких кварталах от гетто, зная, что власти, несмотря на еврейское происхождение Корчака, разрешили писателю уходить и возвращаться в добровольно выбранную тюрьму: Но Корчак отказался оставлять детей даже на несколько часов. И пользовался изредка этим правом для того только, чтобы добывать хоть какую-нибудь пищу, которой в гетто фактически не осталось.

Когда были получены достоверные сведения, что «Дом Сирот», в полном составе немцы отправляют в концлагерь, в Треблинку, выручать Корчака пришел один из вернейших учеников — Игорь Неверли: Вот что он вспоминал впоследствии. «Когда я пришел к нему, имея пропуск на два лица, Корчак взглянул на меня так, что я съежился. Видно было, что он не ждал от меня подобного предложения. Смысл ответа доктора был такой: не бросишь же ты своего ребенка в несчастье, болезни и опасности. А тут двести детей: Если их оставить, можно ли такое пережить?».
Последний марш детей «Дома Сирот» по платформе к вагонам, увозившим их на смерть, превратился в грандиозное трагическое шествие, бросавшее вызов фашизму.
Дети шли по четыре в ряд. Впереди Корчак. Над головами детей развивалось зеленое знамя надежды, с четырехлистным золотым клевером. Зеленое зная бесстрашного юного короля Матиуша: Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь. Немцы, глядя на Корчака, спрашивали, кто этот человек?: «Корчак с детьми» — был ответ: Когда дети были уже в вагонах, немецкий комендант, отвечавший за погрузку эшелона, спросил Корчака, не он ли написал "Короля Матиуша". «Да, а разве это как-то связано с отправкой эшелона?» — «Нет, просто я читал Вашу книжку в детстве. Хорошая книжка. Вы можете остаться, Доктор» — «А дети?» — «Невозможно, дети поедут» — «Вы ошибаетесь, — крикнул Корчак, — Вы ошибаетесь, дети прежде всего!» — И захлопнул за собой дверь вагона.
А через несколько дней, в концлагере Треблинка (на территории Польши), Корчак, вместе со своими детьми, вошел в газовую камеру. По дороге к смерти Корчак держал на руках двух самых маленьких деток и рассказывал сказку ничего не подозревающим малышам.
Януш Корчак (его настоящее имя – Генрик Гольдшмит) принял смерть с двумястами воспитанниками его «Дома сирот» в августе 1942 года. С воспитанниками, которых не смог спасти и не захотел оставить одних перед лицом смерти. Точно также, как не оставлял их до этого перед лицом жизни, вкладывая в них свое сердце и свою душу.
Вот последние записи из знаменитого «Дневника» Корчака, чудом спасенного его учениками.
«Последний год, последний месяц или час. Хотелось бы умирать, сохраняя присутствие духа и в полном сознании. Не знаю, что бы я сказал детям на прощание. Хотелось бы только сказать: сами избирайте свой путь. Я никому не желаю зла. Не умею. Не знаю, как это делается». 5 августа 1942 года

На месте смерти Януша Корчака, в Треблинке стоит большой камень. На нем короткая надпись: «Януш Корчак и дети».

В принципе, можно больше ничего не знать о Корчаке. И прочесть 10 заповедей, рекомендованных этим потрясающим человеком для воспитания детей:
1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.
2. Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот — третьему, и это необратимый закон благодарности.
3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.
4. Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и будь уверен — ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.
5. Не унижай!
6. Не забывай, что самые важные встречи человека — его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них — мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.
7. Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка, просто помни: для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.
8. Ребенок — это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод от плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.
9. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.
10. Люби своего ребенка любым — неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним — радуйся, потому что ребенок — это праздник, который пока с тобой.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments