fondpr (fondpr) wrote,
fondpr
fondpr

Category:

Всем хороших выходных. Пятничное. Выставка одной картины...



В начале 1880 года в Петербурге открылась выставка одной-единственной картины — невиданное для России событие. И картина эта трактовала не какой-нибудь необычный исторический сюжет, а была весьма скромным по размеру пейзажем (105 x 144).

Удивительным было и стечение публики у здания Общества поощрения художеств на Морской, где экспонировалась картина. Весь Петербург осаждал помещение выставки. Кареты выстраивались в очередь по пять кварталов. На ближайших улицах трудно было проехать.
Люди толпились по обеим сторонам тротуара. Во избежание давки на выставку пускали группами. В то время как одни находились подле картины, другие вереницей ждали на лестнице и толпой стояли у подъезда. Архип Иванович наводил порядок, устанавливал очередь. Нерусская фамилия, густая черная борода, горящие счастьем глаза превращали его в мифического мага и чародея, переодетого в светский костюм…



Куинджи, А. И. Лунная ночь на Днепре. 1880. — Х., м. — 105 х 144 см. — Санкт-Петербург, Государственный Русский музей.

К этой картине он шел давно. Ездил на Днепр, быть может, именно за этим сюжетом. Дни, недели Куинджи почти не выходил из мастерской. Работа захватила настолько, что даже обед, как затворнику жена приносила наверх. Задуманная картина — мерцающая, живая стояла у художника перед глазами. Трудился над ней осень и зиму. Весной заканчивал свое необычное творение.
Интересны воспоминания жены художника: "Куинджи проснулся ночью. Мысль, как озарение: "А если... "Лунную ночь на Днепре" показывать в темной комнате?!" Он вскочил, зажег керосиновую лампу и, шаркая домашними туфлями, побежал по лестнице в мастерскую. Там зажег еще лампу, поставил их обе на пол по краям картины. Эффект оказался разительным: пространство в картине расширилось, луна светила окруженная мерцающим сиянием, Днепр играл ее отражением. Все как в жизни, но красивее, возвышеннее.
Архип Иванович поставил стул в нужном, как считал он, отдалении, сел, откинулся и смотрел, смотрел, пока не рассвело за огромным окном. Пораженный найденным эффектом, он знал, что надо показывать "Лунную ночь на Днепре" в темном зале, одну...".

По российской столице разнеслись слухи о феерической красоте "Лунной ночи на Днепре". Еще задолго до открытия выставки в газетах появились восторженные отзывы об этой картине. На два часа по воскресеньям художник открывал желающим двери своей мастерской, в которую приходили И.С. Тургенев и Я. Полонский, И. Крамской, Д.И. Менделеев…

Посетители с чувством ожидания необычного входили в полутемный зал с задрапированными окнами, освещенный только лампами, и останавливались, зачарованные подлинной лунной ночью.
Дух захватывало от заключенного художником в раму вида. Величавый, широкий Днепр переливался под луной, будто атласная ткань или жидкое серебро. На берегу в сладостной полудреме стояли крытые соломой, подсеребренные лунным светом беленые хаты. И ночное небо, затканное мерцающими облаками, завораживало бесконечностью, бездонностью тишины.
Серебристо-зеленый свет на картине был настолько ярким и зримым, что многие зрители пытались найти какой-нибудь подвох. Поговаривали, что картина написана не маслом на холсте, а таинственными "лунными красками" на стекле и подсвечена лампой с обратной стороны. Любопытствующие заглядывали за картину и не обнаруживали никакой лампы, а луна продолжала сиять загадочным колдовским светом.
Конечно, грамотно подобранное освещение зала играло свою роль. Картина особенно выигрышно смотрелась при искусственном освещении и задернутых шторах. И краски Куинджи, действительно, на самом деле были не совсем обычными и типичными. Художник очень много времени посвятил серьезному изучению свойств красок, проводя в университетской лаборатории немало часов, используя даже специальные приборы, чтобы добиться нужных ему оттенков и эффектов.

Но, все же, главное в его полотне — это не особенные краски, а умение передать с их помощью все великолепие природы, ее настроение. И именно поэтому люди подолгу стояли у картины, не в силах оторвать от нее свой взгляд. Многие уходили из зала со слезами на глазах, такое сильное впечатление оказывало на них это произведение.
Об этой выставке писала тогда вся пресса, репродукции картины разошлись огромными тиражами по всей стране. Вдохновленный этим произведением поэт К. Фофанов создал стихотворение "Ночь на Днепре", которое позже положили на музыку.
Сама картина за огромные деньги была куплена Великим князем Константином Константиновичем прямо в мастерской художника. Князь настолько дорожил ею, что не желал расставаться с шедевром, даже отправляясь в морское путешествие. К сожалению, морской воздух оказал на полотно пагубное влияние, и краски несколько потемнели, но не потускнел лунный свет, поэтому и сейчас люди не устают восхищаться этим выдающимся произведением искусства.

Всего за десять лет, от первых самостоятельных картин до "Лунной ночи на Днепре" — вершине своего таланта — А.И. Куинджи стал знаменит и занял достойное место в ряду лучших художников России.

"…это не картина, а сама природа,
перенесенная на полотно, в миниатюре.
Такой другой картины нет в целом мире,
нет в мире искусства…"
Е.В. Орловский

http://www.library.mogilev.by/

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments