Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

помоги ребенку.ру, фонд помоги ребенку.ру

"Отпусти! Я могу сам!" История нового подопечного фонда - Максимки Заморокова

Из письма мамы: Я счастливая жена и мама троих замечательных сыновей. Старший сын Олег учится в 6 классе, его рождение было нашим новогодним подарком. В 2012 году мне был поставлен диагноз Сахарный диабет 1 типа, тогда мне было 27 лет. Годы шли, болезнь не стояла на месте и мы решились еще на одного ребенка. Какое же было наше удивление, когда на сроке 8 недель нам объявили о двойне. Это было полной неожиданностью. Каждый час я контролировала уровень глюкозы в крови, ложилась в больницу по необходимости. Но уже на 31 неделе у меня отошли воды и начались схватки. Дело было ночью, и врачам хотелось спать, я умоляла акушерку позвать врача, на что она утверждала, что мне все кажется. Только ближе к трем часам она разбудила врачей и выяснилось, что на кесарево уже поздно и рожать я буду сама. Оба мальчика родились и закричали, но их легкие плохо работали, поэтому неделю они провели в реанимации, четверо суток под ИВЛ. Затем еще 3 недели на выхаживании. Максим родился 1970гр, 42см, Артём 2000гр, 43 см. У детей при выписке была ретинопатия недоношенных, других диагнозов нам не ставили. В 2 месяца на приеме у невролога, врач нам сказала, что Максим крепкий малыш, а вот Артём слабенький и ему назначила медикаментозное лечение. А уже в 6 месяцев у Маскима она увидела повышенный мышечный тонус и появился диагноз "спастический тетрапарез", а потом в 10 месяцев "ДЦП", сходящееся содружественное косоглазие, ЗПМР.
С Максимом мы постоянно проходим курсами медикаментозное лечение. Каждый день обязательно зарядка и небольшой массаж . К счастью, Артёму такого страшного диагноза не поставили, но отставание тоже было. Именно в этот момент я осознала, что ждет нас впереди. Плакать я просто не могла себе позволить, надо было взять себя в руки и заниматься.
Начались наши лечения, реабилитации. Уже в начале лета 2017г. ребенок сам сел, начал ползать. Сейчас Максим встает у опоры и старается немного передвигаться, но стоять без поддержки не может. Артём постоянно подходит к Максиму и тянет за руку, чтобы тот встал, в эти моменты материнское сердце сжимается, и я едва сдерживаю слезы.
Максим уже начал говорить предложениями, знает все цвета, формы, животных и т.д. Руками он работает хорошо, играет в конструктор, любит катать машины, особенная страсть к поездам, самостоятельно кушает. Он растет очень сообразительным ребенком. В январе 2018 г. Максиму сделали операцию на правый глазик по выпрямлению косоглазия и прописали ношение очков. Впереди возможно будет еще одна операция на левый глазик, но будем надеяться, что очки поспособствуют выпрямлению косоглазия.
Сегодня я все чаще слышу от ребенка: «Я могу сам!», «Опусти меня, я пойду сам!». Он не разрешает себя носить, только в крайних случаях. Конечно же, меня это очень радует, но до самостоятельной ходьбы нужно еще работать и работать!
Всех детей в семье нужно одеть, обуть, накормить, оплатить садик, дополнительные занятия в школе.Также моя болезнь приносит много расходов. На сегодняшний день в нашей семье средств на лечение Максима нет совершенно, не хватает даже на жизнь. Живем мы на зарплату папы и пенсию Максима. Я нахожусь в отпуске по уходу за детьми до достижения ими возраста 3 лет. Понимаю, что лечение Максима сложный процесс, и чем чаще мы будем заниматься, тем лучше для ребенка. У Максима есть все шансы стать полноценным ребенком. Пожалуйста, помогите нам пройти курс лечения в ФОЦ Адели г. Пензы.
Его стоимость 134 тыс.рублей. Со страхом в душе я думаю, на какие средства проходить реабилитацию в 2019 г. и последующие годы. И задаюсь вопросом: Почему так много детишек сейчас рождается с диагнозом ДЦП? И как нам мамочкам поставить их на ноги, чтобы они сами могли себя обслуживать, жить дальше?



Вы можете помочь Максиму прямо сейчас, отправив пожертвование:
- с банковской карты http://fondpr.ru/uniteller.html
- через Paypal http://fondpr.ru/paypal.html
Любые другие способы помощи доступны на сайте https://www.fondpr.ru

История Максима http://fondpr.ru/children/578/Zamorkov_Maksimka.html

#ПомогиРебенкуРу #помощьдетям #Fondpr #благотворительность #благотворительныйфонд #МаксимЗамороков

помоги ребенку.ру, фонд помоги ребенку.ру

Леша Пархоменко. О предстоящей важной операции и ангелах рядом...

Пишет мама Алеши: Здравствуйте, Друзья!
Прежде всего благодарю вас за поддержку! Я надеюсь, что всё будет хорошо!
Думаю, всё станет гораздо понятнее в это воскресенье... Я говорю о деканюляции! Она назначена нам на это воскресенье, 28 июля. Вновь не кушать с ночи, не пить за 2 часа. Место в реанимации. Пробная деканюляция.
Почему пробная? потому что нам не были даны гарантии, что снимаем трубочку и вперёд.. Лёша будет подключён к разным аппаратам для контроля дыхания и прочего..
Деканюляция деток здесь, в Ихилов, происходит торжественно:) в реанимации мама сама отстёгивает повязку и вынимает трубочку далее идут самые важные долгожданные минуты...
Очень беспокойно. Я столько об этом читала и смотрела постов...
А еще я хочу написать об удивительной женщине, Светлане. Она увидела Алёшу в сети, ещё когда мы вели этот сбор, и передала свой номер телефона для меня через фонд "Вера в детство". Сама она живёт недалеко от городка, где мы сейчас. И просто очень захотела помочь!
И знаете, что? Она приехала к нам с сумками продуктов, вкусняшками и подарками для Лёшки... Мы с ней вместе делали полезный суп для Лёхи.
В день ларингоскопии Светлана заехала за нами на такси, забрала нас и ВЕСЬ день операции была с нами, сидела с нами в предоперационном зале, когда Лёшу готовили, потом мы ждали, когда закончится операция, потом долгое-долгое время, когда Лёша отходил от наркоза.. она своими глазами видела это нелёгкое зрелище, и ушла только, когда мы уже были в палате.
Сказать, что она помогла, просто ничего не сказать. У меня было ощущение, что мы приехали с нашей родной бабушкой:) Лёша очень расположился к ней. Светлана возрастом почти как моя мать, с очень нелёгкой судьбой. Она знает, что такое выхаживать ребёнка..
Мы постоянно с ней на связи. А при моих постоянных тревогах здесь, это как-то меня держит. Помощь информацией, советом, и не только (Светлана ещё и подарила много одежды), и просто сам факт, что она где-то рядом.
Друзья, я просто хотела, чтоб вы тоже узнали о ней, о том, что есть такой помощник у нашего Лёшки! Это так хорошо!
И спасибо огромное, что поддерживаете, не забываете нас!

История Алеши http://fondpr.ru/children/454/Parhomenko_Alesha.html

#ПомогиРебенкуРу #помощьдетям #Fondpr #благотворительность #благотворительныйфонд #АлешаПархоменко

помоги ребенку.ру, фонд помоги ребенку.ру

Всем хороших выходных. Пятничное. Вся теплота картин Нино Чакветадзе

Тепло детских воспоминаний — вот, что ощущаешь, когда смотришь на работы современной грузинской художницы Нино Чакветадзе. Сама иллюстратор говорит: «Все мы вышли из детства, и этот факт заставляет меня снова и снова рисовать то, что пережила сама, что оставило след в моей душе. Мне очень повезло в жизни: я родилась в семье, где высоко ценились родственные узы, где почитались старшие, где все домочадцы с большим уважением относились друг к другу. Детям, как и взрослым, важно знать правду о себе».
Предлагаю вашему вниманию подборку картин, где царит тепло и добро.

Collapse )
помоги ребенку.ру, фонд помоги ребенку.ру

Засорина Ксюша. Новая подопечная в фонде. Очень нужна помощь в реабилитации девочки

Из письма мамы:
Моей доченьке всего 2 годика, но, к сожалению, она очень больна. Моя беременность была самым лучшим временем, я просто летала. Мы так ждали появления нашей девочки, так радовались, что скоро у нас появится доченька. Никаких признаков, что после родов наша жизнь разделится на "до" и "после", не было.
    Настал день родов…Роды оказались очень тяжелыми и уже не хочется вспоминать, как это было. Ярко я помню только то, что после родов моя девочка оказались в реанимации в состоянии комы. Это был кошмар. Никто не мог даже сказать выживет ли наша дочь. И как в страшном сне, через 4 дня ее увезли из роддома в реанимационное отделение Люберецкой областной больницы.  Столько боли, столько отчаяния мы испытали за ту неделю. Мы жили лишь верой, что ребенок  выживет, и она действительно выжила. Через неделю пришла в себя.
Так, проведя более месяца в больнице, мы смогли ребенка впервые забрать домой. Но сложности с того момента только начинались. Мы стали постоянно ложиться на госпитализацию в неврологическое отделение, поскольку во время родов у Ксюшеньки сильно пострадал мозг. Мы много ездили по неврологам и задавали вопрос: что с нашей девочкой, как мы можем ей помочь? Но слова докторов не слишком утешили: “ДЦП, Ваш ребенок – это ваш крест на всю жизнь. Перспектив от нее не ждите. ДЦП”
Мы слышали, что существует такой диагноз, но что он коснется нас и предположить не могли. Шок. Вот что мы испытали. Мы не могли понять, как проходив всю беременность хорошо, у Ксюшеньки такие проблемы по здоровью.
   Мы не задумывались над словами врачей, которые говорили, что ничего нельзя сделать, для себя мы решили, что это наш ребенок, что за нее мы будем бороться. Так и пошло: постоянные осмотры, консультации врачей и ни одной надежды.
   Мы стали искать реабилитационные центры, но нам везде отказывали: либо из-за действующей эпилепсии, либо по причине не достижения ребенком 3 лет. Но мы все равно не сдавались…
   Стали самостоятельно с ней заниматься каждый божий день, с утра до вечера.
И сейчас врачи стали говорить, что она будет у нас ходить. Но без квалифицированной помощи специалистов нам  не обойтись. И вот мы нашли реабилитационный центр, который готов помочь нашему ребенку.
   Заболевание Ксюшеньки подразумевает под собой постоянное и длительное прохождение курсов реабилитации (месяц через месяц). Есть люди, готовые помочь. Но нашей семье непосильно собрать сумму в размере 60500 рублей. Следующий курс запланирован на ноябрь 2014 года.
   Я очень прошу Вас помочь. В наше непростое время мы можем рассчитывать лишь на неравнодушие людей. Для нас – это шанс помочь своему ребёнку.
   Очень прошу Вас помочь.

Засорина Ксения, 2 года, Моск. обл. г. Шатура, ДЦП
Сбор 60 500 рублей на курс реабилитации в РЦ "Академия здоровья"

Как помочь Ксюше:

1) Visa и Mastercard (перечисление через защищенное соединение на сайте фонда, пожалуйста, не забывайте выбирать адресата в поле "Кому перечислить", затем функцию "Экспресс-оплата". Ограничение по 1 транзакции - 200 тыс.рублей в день).
2) пожертвование с помощью системы Яндекс-деньги

3) пожертвование с помощью системы Webmoney
4) сделать пожертвование через терминалы Qiwi
5) квитанция для оплаты и реквизиты для перечисления через банки (в т.ч. валютный счет)
6) пожертвование с помощью Paypal
7) сделать перепост
8) принять участие в нашем благотворительном смс-марафоне, отправив слово ПОМОЩЬ на номер 7715 (стоимость 1 смс - 45 руб., если Вы хотите перечислить больше, укажите сумму после пробела за словом ПОМОЩЬ, например, ПОМОЩЬ 300). Подробности по операторам здесь.

помоги ребенку.ру, фонд помоги ребенку.ру

Их родители очень скромные и очень ... уставшие ...


В фонде новый подопечный. Дима Лепницкий. В семье трое детей, два мальчика инвалиды. Живут в коммунальной квартире, в 18-метровой комнате.

И каждый день родители борются за своих детей. Не только за мальчиков, но и за дочку, которая должна общаться со сверстниками, ходить в школу, на кружки, в секции. Говорить о реабилитационных курсах и специализированных школах для сыновей  не приходится.

И на все это нужны деньги и немалые.
Надо сказать, что эта семья сейчас вступает в труднейший период. Дети подросли. Благотворительные фонды не так часто берут взрослых детей, а жертвователи охотнее помогают более маленьким. И с каждым годом эта проблема все острее будет вставать перед семьей Лепницких.
Писать обо всех членах этой дружной семьи можно долго. Мама и папа очень скромные и… очень уставшие.

Пожалуйста, если сможете помочь Диме — не откладывайте.
http://www.fondpr.ru/children/40/Lepnickii_Dima.html




 



Лепницкий Дима, г. Щербинка, Московская обл., ДЦП

Сбор 211515 руб. на покупку специализированного кресла.

 
Мы просим помочь оплатить ортопедическое кресло для Димы. Только оно сможет создать для ребенка комфортные условия дома. Мальчик не может сидеть на обычной мебели. Начинаются сильные боли.

 
Из письма мамы:

У нас вообще мало что есть от обычной нормальной жизни, но нам тоже хочется жить


«Старший сын Дима родился 19 апреля 1999 года. Сейчас ему 12,5 лет. А началось с преждевременных родов, далее остановка дыхания, повышенный билирубин… Наш диагноз: Детский церебральный паралич, спастико-гиперкинетическая форма. Сейчас Димка не может самостоятельно передвигаться, сидеть, разговаривать, кроме того почти постоянны болезненные проявления заболевания, спастика и гиперкинезы. Но он очень добрый и эмоциональный мальчик. К сожалению, та форма ДЦП, что у нас, хуже всего поддается коррекции.

Мои младшие дети-двойняшки, сын и дочка, Саша и Анютка, по 8 лет. Иной раз испытываю чувство вины перед Димкой, кажется, что мало я с ним занимаюсь, мало уделяю ему внимания, чувствую себя виноватой, что внимание теперь приходится делить на троих. Но когда я думала о второй беременности, я точно знала, что будет лучше, если у Димки будет родной брат или сестренка. Боже мой, как он радовался каждому зашедшему к нам в гости. Но дети знакомых, если поначалу хоть сколько-то уделяли ему внимание, то теперь все меньше и меньше, им неинтересно с ним. А какими глазами Димка смотрел на детскую площадку, когда мы проезжали мимо. А мне в эти моменты хотелось стать улиткой, натянуть на себя и моего мальчика свой домик и уберечь его от любопытных взглядов, тыканья пальцами, шепота за спиной и навязчивых советов „заботливых“ мам своим детям: „Не подходи к нему, он больной“. Люди не задумываются, что от счастья до горя один шаг и любой может оказаться на нашем месте. Мне до сих пор сложно пересилить себя и пойти туда в коллектив здоровых детей, чтобы мой мальчик просто посмотрел на них и хоть так порадовался жизни. Понимаю, что я тысячу раз не права, но даже с младшими детьми предпочитаю гулять у своего подъезда. Я считаю, что и у нашего Димки, и у каждого больного малыша должна быть опора в жизни, своя, родная.

Родив своих младших детей, казалось бы, просто надо радоваться жизни. Но все непросто сложилось, снова преждевременное начало родовой деятельности, экстренное кесарево, тяжелое состояние деток, реанимация, отделение патологии новорожденных… И снова море слез, но казалось все позади и дальше все будет хорошо… А хорошо опять не получилось… После 2 лет я стала замечать, что с Сашкой что-то не так, у меня просто не хватает слов описать все мои сомнения и тревоги. Мне очень больно писать об этом, но второй мой сыночек тоже ребенок-инвалид. Врачи по-разному формулируют диагнозы, но все сводится к раннему детскому аутизму.

Сейчас Сашке 8 лет, мы не разговариваем, имеем большие проблемы с общением, но зато в отличие от старшего братика ходим своими ногами. Я рада хотя бы тому, что Сашке в его внутреннем состоянии, по крайней мере, комфортно, у него ничего не болит, как у его старшего брата, а то, что некомфортно мне, так это ладно… я как-нибудь все это выдержу…

 
Наша надежда — наша доча Анюточка… Моя зайка очень любит своих братиков и уже пытается людям на улице что-то в Димкину защиту говорить. А если бы вы видели как наша Анюта, когда ей был всего годик, такая кроха, жалела Диму, никто ее не учил этому! А она подойдет к нему и гладит его своими ручонками и целует его в щечки и прижимается к нему. И теперь совсем не обижается, если Димка случайно стукнет ее своей непослушной рукой.

В настоящее время мой старший ребенок крайне нуждается в домашнем ортопедическом кресле и новой прогулочной коляске для детей с тяжелой формой ДЦП. Состояние Димы за последний год изменилось не в лучшую сторону, он растет, болезненные проявления, несмотря на все наши усилия, становятся сильнее и справляться с ним мне становится все труднее. Мне уже очень сложно его просто посадить, чтобы заниматься, чтобы покормить или, простите за подробности, даже высадить на горшок.

У меня просто отказывает спина от этой нагрузки… А если, я буду болеть, то мой ребенок вряд ли кому-то будет нужен, он просто будет обречен.

И в результате дома сейчас большую часть времени Дима проводит лежа и нет никакой возможности его посадить. Вплотную столкнулись с тем, что Диме необходимо домашнее ортопедическое кресло, специальное для детей с тяжелым течением ДЦП.

Пытались под эти цели приспособить инвалидную коляску, выданную нам от государства. Но это просто невозможно. Ему больно и неудобно. Он плачет и кричит. Эта коляска вообще не приспособлена для детей с тяжелой формой ДЦП, какие-то железяки со всех сторон, ногами, руками стукается, поддержки для головы нет… У ребенка моего и так жизнь не сахар, а тут еще и орудие пытки какое-то

Нам нужно, чтобы у ребенка в сидячем положении фиксировался таз, фиксировалось тело, была поддержка для головы. Всего этого в отечественной коляске, той, что предоставили бесплатно, просто нет.

Идеально подошло бы для Димы домашнее ортопедическое кресло Х-Панда датской фирмы R-82, там учтены все потребности особого ребенка с тяжелым течением заболевания. Причем этого кресла Диме хватит на несколько лет. Но эта техника безумных денег- 211.551 рублей. Вот чем сложнее состояние ребенка, тем более дорогие приспособления ему требуются… как же все несправедливо(((

У меня нет сил смотреть на страдания моего ребенка… У нас не было первого шага и первого слова, мы не играем в футбол и не катаемся на велосипеде, у нас нет школьных друзей… У нас вообще мало что есть от обычной нормальной жизни, но нам тоже хочется жить… И очень хочется, чтобы ребенку было хоть чуть-чуть комфортнее…

Жизнь с больным ребенком — далеко не сахар, а когда в семье двое детей больны, труднее в разы. Проблем очень много… Я просто разрываюсь. Наличие двух больных детей в семье не дает возможности полноценно работать и обеспечивать семью. А есть ведь еще и здоровый ребенок, дочка, которому тоже требуется масса внимания. И это все притом, что нет у нас бабушек-дедушек-тетушек, которые могли бы нам помочь. Нет родственников, которые могли бы нам помочь материально.

Все те небольшие деньги, на которые существует семья, мы тратим на реабилитацию и обучение детей, да и их зачастую не хватает.

Не знаю, наверное, я не умею быть слабой, не умею быть такой, чтобы меня жалели. Мы живем со всем этим, мы к этому привыкли, это наша жизнь и, наверное, мы уже смотримся в ней, такой вот кособокой и не особо доброй к нам, органично, потому что нам деваться некуда, мы просто ее воспринимаем такой, какая она есть и очень надеемся на помощь людей! Помогите нам, пожалуйста! Я буду Вам безмерно благодарна!»